«Мастерская зрителя»

Любовь к жизни и вера в чудо, или что мы знаем о театре Средневековья?

Летом мы писали про Античность и жаркую Грецию, теперь же, осенью, нас потянуло в Средневековье.

Как мы помним, театр всегда отражает своё время, его ключевые идеи и образ мыслей людей. Не зря Шекспир – яркий представить эпохи – назвал театр «зеркалом». Средневековье было полно противоречий: научные открытия боролись с суевериями, тяга к телесным наслаждениям подавлялась аскетичными религиозными требованиями. Но это противоречие рождало разнообразие и борьбу: «земного» человеческого начала с религиозными возвышенными идеалами.

image

Пойдём «снизу – вверх» по условной лестнице жанров средневекового театра. Тягу народных масс к веселью и бесхитростным зрелищам удовлетворяли гистрионы, или менестрели (в разных странах этих бродячих артистов именовали по-разному). Талантливые и бесстрашные, эти жонглёры, акробаты, фокусники, дрессировщики и сказочники в одном лице развлекали народ на ярмарках и площадях. В России представителями этого жанра были скоморохи.

image

Чуть «повыше» поставим вагантов – недоучившихся семинаристов, высмеивающих в нехитрых музыкальных куплетах церковные обряды и молитвы. Иногда они объединялись в «беззаботные братства» и устраивали «дурацкие», пародийные и сатирические представления – соти.

image

Конечно же, церковь не одобряла богохульного искусства гистрионов и вагантов, но запретить народу веселиться не могла. Поэтому, стремясь сделать литургии более зрелищным и, соответственно, популярными, духовенство тоже начинает прибегать к театральным приёмам воздействия на зрителей-прихожан. Появляются литургическая драма и миракль («чудо»): действа, в которых сюжеты из Священного писания разыгрывались прямо на паперти или церковном дворе.

image

Более сложным, зрелищным и воистину театральным жанром становится Мистерия – многодневное уличное костюмированное шествие в честь значимого религиозного праздника или ярмарки: несколько сотен участников, несколько тысяч зрителей. На огромном передвижном деревянном помосте строили симультанные декорации: одно пространство объединяло в себе несколько мест действия, как правило, это были Ад, Рай и земной мир. Сюжеты были основаны на Евангелии, но литературно переработаны и художественно, символично оформлены: грешники были в чёрном, праведники – в белом, черти и демоны – в красном… В мистериях был и юмор, и захватывающий сюжет, и мораль.

image

Мистерии, в которых мораль была важнее прочих составляющих жанра, позже стали отдельным жанром – моралите. Игрались моралите также на деревянных площадных подмостках, однако представляли из себя менее зрелищный, но более философский и непременно назидательный театральный диспут аллегорических персонажей вроде Веры, Лести, Разума, Скупости, Надежды. Но даже такие поучительные и серьёзные по смыслу представления не обходились без социальной сатиры и фарса – дух площади, ярмарки и народного веселья проникал повсюду.

Можно сказать, что человек Средневековья любил жизнь во всех её проявлениях, ценил простые земные радости, но при этом стремился к идеалу и верил в чудо, в неизбежную победу добра и справедливости. Почему бы и нам иногда не побыть такими же жизнелюбивыми и бесстрашными? Театр и сегодня дарит нам эмоциональное освобождение и праздник – пусть и не на площади, но по-прежнему на деревянным подмостках.
{читаем}